Тонино Бенаквиста. Время блюза
Тонино Бенаквиста. Время блюза

Сыро, будто в ведро с водой угодил. Это вам не маленький ливень, что мочит вас как бы с неохотой, нет. Тут просто тропический. Ураган пришел издалека, он гонит прохожих и затапливает тротуары. Я знаю, что это для меня, моя жизнь не может оставить меня в покое. Люди вокруг открывают зонты, ищут козырьки подъездов и заскакивают в кафешки. Потухшая вывеска бара странным образом притягивает меня с противоположного тротуара. Я-то…

Исаак Бабель. Иваны
Исаак Бабель. Иваны

За двойной побег с фронта дьякон Иван Аггеев попал в маршевую роту на польский фронт. Не желая там воевать, он решил притвориться глухим. Начальник перевязочного отряда отправил дьякона в Ровно на испытание…

Мать красавчика
Эрнест Хемингуэй. Мать красавчика

Когда у него умер отец, он был совсем еще зеленый и его менеджер похоронил покойника навечно, то есть обеспечил за ним постоянное место на кладбище. Но когда и мать умерла, менеджер сообразил, что не всегда же им амуриться. Ведь у них была любовь, да, он из таких, этот красавчик Пако, вы разве не знаете? Ну…

Михаил Пришвин. Соловей ("Рассказы о ленинградских детях")
Михаил Пришвин. Соловей («Рассказы о ленинградских детях»)

Ленинградских детей-блокадников вывезли из осажденного города под Переяславль-Залесский в город Ботик, где стоял ботик Петра Первого. В этом цикле небольших рассказов собраны ронзительные истории об осиротевших детях, души которых отогревало человеколюбие тамошних людей….

Хорхе Луис Борхес. Поединок
Хорхе Луис Борхес. Поединок

Наша жизнь требует страсти. Для двух художниц, Марты Писарро и Клары Гленкерн, такой страстью стала живопись. Но даже не само по себе искусство живописи привлекло их, а противоборство друг с другом, незаметный поединок, ставший неотъемлемой частью жизни двух подруг…

Анатоль Франс. Госпожа де Люзи
Анатоль Франс. Госпожа де Люзи

  Она повела его в спальню, и я последовал за ними. Нужно было что-то придумать, найти какое-нибудь укромное место, куда можно было бы спрятать Планшоне на несколько дней, на несколько часов, хотя бы на столько времени, чтобы преследователи сбились с ног и потеряли след…

О. Генри. Во имя традиции
О. Генри. Во имя традиции

Вот уже девять лет, как в День Благодарения он приходил сюда ровно в час дня и садился на эту скамейку, и всегда после этого с ним происходило нечто – нечто в духе Диккенса, от чего жилет его высоко вздымался у него над сердцем, да и не только над сердцем…