Литература XX века

Маша Трауб. Адюльтер

Современные рассказы о любви. Адюльтер

Многие считают, что интрижка на стороне лишь укрепляет брак, и не видят в этом ничего дурного. Но данного мнения придерживается только тот, кто никогда не был жертвой измены…

Валюше исполнилось тридцать лет. Она работала в Доме культуры, три года назад вышла замуж, но детей у нее пока не было. Она не умела тяжело переживать, долго страдать и искать ответы на вечные вопросы. Зато она умела радоваться мелочам, веселиться по пустякам и бежать по первому зову сердца. За эти качества ее любили не только коллеги и законный муж Игорь, но и любимый мужчина Петька, который в голове и в жизни Валюши прекрасно уживался с мужем Игорем. Валюша вовсе не считала, что предает Игоря, изменяя ему с Петькой. Игорь – это одно, а Петька – совершенно другое. Игорь не знал о существовании Петьки только по одной причине – он не спрашивал. А если бы спросил, то Валюша ему бы все честно рассказала. Но Игорь вполне удовлетворялся Валюшиными объяснениями по поводу частых задержек на работе – репетиции, декорации, постановки и прочее.

Если бы у Валюши кто-нибудь спросил, кого она больше любит – Игоря или Петьку, она бы ответить не смогла. Любила она обоих, но по-разному: мужа – любовью жены, а за Петькой готова была бежать на край света, правда, с условием, что скоро вернется домой.

Валюша когда-то окончила театральный институт, но, сыграв один эпизод в кино, вынуждена была признать, что знаменитой актрисой ей не стать. Впрочем, горевала она недолго – в местном Доме культуры ей тут же дали вести театральный кружок, где она была и режиссером, и актрисой, и всем, кем угодно. Она готовила постановки, репетировала, учила детей всему, чему могла. Коронным номером Валюши, за который она неизменно срывала аплодисменты, была собачка, которая греется на солнце. Валюша поджимала губы, щурила глаза, и получалась вылитая собачка. Такой милый щеночек. Дети хохотали, и Валюша вместе с ними.

– Ну покажите, покажите еще! – просили дети, и Валюша, хохоча, показывала собачку на «бис».

Так вот, Петька был для Валюши как сцена. С ним она могла быть страстной, взбалмошной, кроткой и нежной, такой, какой захочет. А Игорь был закулисьем. Он видел ее утром с отекшими глазами, больную, с немытой головой, с лихорадкой в пол-лица. Валюша была как нарисованные на куске картона цветы для декорации. Издалека – прекрасно, а если подойти ближе – халтура. Или как тяжелая торжественная портьера, которая при ближайшем рассмотрении оказывается проеденной молью, с пятнами и пыльными залежами в складках.

Валюше были нужны оба ее мужчины, что она считала вполне естественным, учитывая свою творческую и страстную натуру. Но история не про это.

У Петьки имелся маленький домик в Рязанской области, куда он любил уезжать с друзьями поохотиться и порыбачить. Ездили, конечно, в чисто мужской компании, без жен и детей. И тут случилось, что на охоту попросился давний Петькин друг – Славка, который никогда не держал в руках ружья, но очень хотел приобщиться к настоящему мужскому занятию.

Петька с радостью согласился показать другу, чем увлекаются настоящие мужчины.

– Возьми меня с собой, – попросила Валюша. – Я тоже хочу.

– Валюш, там без жен, – ответил Петька.

– А я и не жена, – нашлась Валюша.

– Логично. Но все равно нельзя. Я со Славкой еду. И что ты своему благоверному скажешь?

– Петь, мы с тобой никуда не ездили. Это же такая романтика – лес, охота, домик, – размечталась Валюша и для убедительности начала расстегивать кофточку.

Петька сдался, решив, что Валюша мешать не будет – заодно приберет в домике, где с прошлой осени никого не было. Приготовит, в конце концов.

Валюша скакала от радости, представляя себя хозяйкой тайги, а Петьку – первобытным мужчиной, который принесет ей мамонта.

Для Игоря она придумала идеальную легенду – уезжает на два дня в Клин на фестиваль детских театров. От переизбытка эмоций Валюша так убедительно рассказала Игорю, как будут выступать детские театры в Клину, что сама в это поверила. Игорь привычно не задавал лишних вопросов.

Поначалу все было хорошо. Ехали быстро, без пробок. В багажнике лежала еда – только поужинать. Выпивки тоже припасли немного – на вечер. Петька сказал, что все остальное будет на месте. Если подстрелят куропатку, то сразу ее и приготовят, с рыбой там вообще не проблема – сама на крючок прыгает, а самогон купят у местного егеря. У него не самогон – а слеза ребенка, чистейший. Ну а хлеб, сахар, чай и сосиски – в местном сельском магазине.

Петька рассказывал истории, анекдоты, Валюша хохотала. Наконец приехали в домик, натаскали дров, затопили печку, поужинали, выпили. Выпили прилично, но в меру – Петька со Славиком в четыре утра собирались выезжать на охоту.

Валюша закемарила на старом топчане, Петька заботливо прикрыл ее старым ватным одеялом.

В четыре утра Петька с трудом поднялся, растолкал Славку, который уже и забыл про охоту. Было холодно, организм требовал еще выпивки или сна.

– Ну чего мы сюда перлись? – встряхнул друга Петька. – Давай, руки в ноги и пошли! Тут всего пять километров. Зато места какие!

– Слушай, а может, на машине проедем? – подал идею Славка, который не привык к пешим прогулкам, тем более дальним.

– Пошли, хоть жопу растрясешь, ты ж из-за руля не вылезаешь! – хлопнул его по плечу Петька.

– Я не дойду, – сказал Славка. – Давай хоть поближе подъедем.

– С ума сошел? Там же места прикормленные. Туда на машине вообще нельзя! Зверь даже табак чует! – возмутился Петька, которому, если честно, тоже совсем не хотелось пять километров шагать по лесу. Но он был инициатором поездки, егерем, проводником и опытным охотником, так что стоял на своем.

– А может, ну ее, эту охоту? Давайте посидим спокойно, баньку затопим, – предложил Славка.

– Посидеть мы и в Москве могли и в баню там же могли сходить. Сначала охота, а потом банька. Или я с тобой больше никуда не поеду! Ты ж поохотиться хотел! Так пошли! – возмутился Петька.

– Петь, я вообще на ногах не держусь. У меня такая неделя была – просто кошмар, – не отставал Славка.

– Ладно, поехали, – согласился Петька. – Но за результат я не ручаюсь. Если зверя спугнем, сам будешь виноват.

Славка радостно согласился и сел на сиденье, включив обогрев.

Валюша проснулась часов в семь утра от холода, печка давно прогорела. Она нехотя встала, кутаясь в ватное одеяло, развела огонь, подбросила дров и начала убирать в доме. За уборкой согрелась.

Около десяти утра она почувствовала, что хочет есть, да и выпить бы не отказалась. Дрова кончались. Из еды оставались какие-то сухари, кусок колбасы и полбутылки водки. Валюша выпила рюмку и закусила сухариком с колбасой.

Она села к окну и стала ждать Петьку. Предполагалось, что к обеду они точно должны были вернуться.

К двенадцати дня у Валюши не осталось ни сухариков, ни водки. Петька не возвращался.

Позвонить Валюша ему не могла – связь отсутствовала, и что ей делать дальше, она не представляла. Петька говорил, что до деревни недалеко, но Валюша даже не знала, в какую сторону идти. Не придумав ничего лучшего, она легла спать, завернувшись в ватное одеяло и сверху накинув Петькину старую камуфляжную куртку.

Петька в это время говорил Славику, что не надо было ехать на машине. Они никого не подстрелили и поймали только маленького карасика. Славик говорил, что это день такой, не для охоты, и он это чувствовал. А Петька переживал, как может переживать егерь за неудачную охоту или экскурсовод, который привел группу в музей, а тот оказался закрыт.

К тому же они со Славкой порядком замерзли и были голодны, а еще больше им хотелось выпить. Оба держались, но думали об одном и том же.

Петька поехал в сельский магазин, где и встретил того самого местного егеря, славящегося самогоном.

– Петька, какими судьбами? – обрадовался тот.

– Да вот поохотиться приехали.

– И чего?

– И ничего. Вот этот, – Петька кивнул на Славку, – заставил меня на машине ехать.

– Да вы что? Вы ж всего зверя перепугали! – захохотал егерь.

– Я ему об этом и говорю! – буркнул Петька. – Слышь, а самогон у тебя есть? Нам бы заправиться.

– Обижаешь! Есть, конечно. Свеженький! Заедем ко мне.

– Давай, только по-быстрому.

Они опять загрузились в машину и поехали к егерю за самогоном.

– Петь, а может, посидим, баньку затопим, считай, год не виделись, – предложил егерь, выдавая бутылки, запечатанные бумажными пробками-самокрутками.

– Отлично! – обрадовался Славка. – Баньки сейчас очень не хватает!

– Ну, так я быстро! Сейчас и картошечки пожарим с лучком, – засуетился егерь.

Он сбегал, затопил баню и быстро приготовил ужин – жареную картошку с колбасой и луком, которую залил сверху яйцом.

Они сели за стол, разлили самогон, выпили, закусили.

– Хорошо пошло, – сказал Петька.

– А то! – обрадовался егерь. – Сейчас еще попаримся, и вообще будет отлично. Как дела-то? Рассказывай!

– Да нормально все вроде, – ответил Петька и вдруг подскочил на месте.

– Ты чего? – удивился егерь.

– Б…, я ж забыл. У меня дома Валюшка одна!

– Какая Валюшка? – удивился егерь. – Баба? Ты сюда с бабой приехал? Ты чего?

– Да навязалась на мою голову. Я думал, в доме приберется, еды приготовит. Она ж там одна совсем. Без еды и без дров. Как я про нее забыл?

– А нечего баб на охоту возить. Это последнее дело, – строго сказал егерь. – Не волнуйся, ничего с ней за два часа не случится. Пошли, быстро попаримся, и поедешь.

– Не, не могу. Прости. Надо ехать. У нее ж там даже дров нет. Я к обеду обещал быть.

– Петь, да ничего с Валюшей не будет. Там с вечера и еда осталась, и водка, и дров мы вчера накололи. Чего ты? – встрял в разговор Славка. – Я так промерз, что зубами стучу. Сейчас бы в баньку.

– Ну, ладно, – согласился Петька, который по натуре был мягкий и податливый, как топленое масло, несмотря на брутальный облик. На самом деле он тоже хотел в баню, и посидеть, и выпить еще. И сам себя уговорил, что с Валюшей ничего не случится. Да и егеря обижать не хотелось.

Посидели очень хорошо. Сделали три захода в парилку. Самогон запили пивом, которое купили в сельском магазинчике, и кровь сразу заиграла, забегала. Петька рассказывал егерю про Валюшу – какая она хорошая, добрая, смешливая, без закидонов всяких. Только замужняя.

– Так это ж только плюс! – сказал егерь.

– Ну да. Мозг мне не выедает. Но, знаешь, иногда хочется с ней вот так уснуть и проснуться. И чтоб только моя была, – признался спьяну Петька.

– Ну так и чего? Пусть разводится, и забирай ее! – Егерь не видел никакой проблемы.

– Не знаю. Ее не поймешь.

– Да баб вообще не поймешь! Давай выпьем!

Валюша в очередной раз проснулась от холода. На часах было уже четыре. Петька так и не приехал. Стуча зубами, она поднялась и пошла в туалет, который был во дворе. Потом облазила все шкафы, все тумбочки и натянула на себя все, что нашла, – старые шерстяные носки Петьки, его свитер, валенки, шапку и камуфляжную куртку, которой укрывалась. Валюша была трезвая и голодная. Она пыталась расслабиться, выдохнуть, но все равно стучала зубами. Еще раз облазив дом в поисках теплых вещей, она остановила взгляд на медвежьей шкуре, которая висела на стене над топчаном. Петька хвастался, что лично однажды подстрелил медведя, и шкура была трофеем.

Валюша, недолго думая, сорвала шубу с гвоздей и накинула на себя. В таком виде она вышла из дома. На улице, как ей показалось, было даже теплее, чем в доме. Она решила пойти в лес – набрать хоть каких-то веток, чтобы растопить печку. Сколько она лазила по лесу, собирая ветки, грибы и какие-то ягоды, не помнила, вся испачкалась, вымоталась окончательно и, крепко сжимая ветки, пошла назад, надеясь только на то, что не заблудится…

– Ладно, поехали, пора нам, – встал из-за стола Петька.

– Ты это, приезжай почаще, – пригласил егерь.

– Обязательно, скоро приедем, – ответил за Петьку Славка.

До дома они доехали быстро. Петька был добрый мужик, и Валюша ему очень, очень нравилась. В тот момент от чувства вины, что бросил ее одну в холодном доме, или от выпитого пополам с пивом самогона он готов был на ней жениться. Он почувствовал, что любит ее, жить без нее не может. И решил прямо сейчас сказать ей все – пусть разводится с мужем, пусть выходит за него и нарожает ему детей, пусть они живут, как все люди.

– Валюш, мы приехали! – закричал Петька, открыв дверь. – Валюша!

Никто не отозвался.

– Ну и где она? – удивился Петька.

– Погулять, наверное, пошла, – предположил Славка.

– Куда тут гулять? В лес? – вдруг испугался Петька.

– Да придет! Куда она денется? – Славка рухнул на топчан и через секунду уже храпел.

Валюша брела по лесу на ощупь – Петькина шапка сползла на глаза. В руках – ветки. Пару раз в лесу она все-таки заблудилась и успокаивала себя тем, что вспоминала, как называются эти сухие ветки, которые собирают в лесу для розжига. Шла, вспоминая слово. А еще думала о том, что сейчас могла бы сидеть с Игорем дома, смотреть телевизор или лежать в горячей ванне.

Наконец, уже чуть не падая от усталости, она вышла к дому. И тут же в голове всплыло слово – хворост, конечно, хворост. Они и сказку в Доме культуры ставили с детьми – «Двенадцать месяцев». Там падчерица тоже в лесу собирала хворост. Как она могла забыть? Сияя от радости, Валюша попыталась открыть дверь, но руки были заняты, и она толкнула дверь спиной.

Петька, к тому времени совершенно пьяный и несчастный, пил самогон, который дал ему егерь, и страдал сразу по нескольким поводам – что охота не удалась, что Валюша пропала, что он притащил ее сюда. Тут он увидел, что кто-то пытается открыть дверь. Петька подскочил, думая, что пришла Валюша, но в двери показалась медвежья спина. Шкура была точно медвежья, только ростом медведь был невелик. «Медвежонок, что ли?» – подумал Петька и схватил первое, что попалось под руку. Под руку ему попалась скамья, которая служила вместо стульев. Обычная деревянная узкая скамья, которую Петька сам сделал, чем очень гордился.

Петька размахнулся и со всей силы заехал скамьей по спине медвежонка. Медведь рухнул как подкошенный. «Че это он с ветками ходит?» – удивился Петька и для верности приложил медведя еще раз, после чего осторожно подошел к зверю.

Валюшу откачивали долго. Поили самогоном, кормили колбасой. Держали около печки. Она лежала на топчане, с которого Петька одним махом свалил храпящего Славика, и стучала зубами. Лежать она могла только на животе. От малейшего движения начинала стонать.

– Ну что мне с тобой делать? – причитал над ней Петька. – Зачем ты шкуру-то напялила? Куда ты вообще поперлась?

Петька протрезвел мгновенно. Он испугался не на шутку. Валюша была бледная и онемевшая. К тому же она все время плакала.

– Что делать-то? – спрашивал Петька не пойми у кого.

– Домой ехать, – сказал Славка. – Там врачу показать. Может, ты ей позвоночник перешиб.

Валюша продолжала плакать, а Петька схватился за голову, живо представляя себе, как сделал любимую женщину инвалидом.

Кое-как Валюшу загрузили в машину. Положили на живот на заднее сиденье. Валюша стонала. Славка периодически вливал в нее самогон. Петька гнал машину, не думая о том, что его могут остановить. А если остановят, то все – права точно отберут. Но никто его не остановил.

– Ну и куда ее? – спросил Петька на подъезде к Москве.

– Домой. Она ж пьяная. Кто с ней в больнице сейчас возиться будет? – сказал Славка. – С утра, когда проспится, отойдет, будет видно. Может, и обойдется.

– А ее ко мне везти или к ней? – спросил Петька, который совсем не мог думать.

– Конечно, к ней! – ответил Славка.

– Ладно, – кивнул Петька и повез Валюшу домой.

На часах было пять утра. Петька со Славой вытащили Валюшу из машины и понесли в подъезд. И только тут до Петьки дошло, что он не знает, в какой квартире и на каком этаже она живет. Только подъезд знал, потому что пару раз подвозил Валюшу до дома. Но в квартире у нее никогда не был.

– Я не знаю, где она живет, – остановился Петька.

– Валюш, у тебя какая квартира? – спросил Славка Валюшу.

Та не ответила и опять заплакала.

– Ладно, спросим консьержку, – решил Славка.

– Так она спит, наверное. Неудобно как-то, – заволновался Петька.

– Я сам спрошу, – сказал Славка.

Они разбудили консьержку, узнали, куда нести Валюшу, и загрузились в грузовой лифт. Консьержка проводила их долгим взглядом.

Около двери Петька опять занервничал.

– Я не могу, понимаешь? Там же ее муж! – прошептал он Славке.

– Ладно, давай я сам, – ответил Славка.

Петька выдохнул и аккуратно прислонил Валюшу к Славке. Та стояла на ногах, но продолжала плакать. Она так и не произнесла за все это время ни слова.

Славка позвонил в дверь. Игорь открыл не сразу.

– Добрый день, то есть утро, – поздоровался Славка. – Вот, возьмите. – Он перевалил Валюшу на руки Игорю, откланялся и не спеша зашел в грузовой лифт.

– Вы с фестиваля? – крикнул ему вслед Игорь.

– Да, – ответил Славка, нажимая сразу на все кнопки, чтобы лифт поскорее закрылся.

Петька в это время вжимался в мусоропровод.

– А вы кто? – опять крикнул Игорь.

– Знакомый, – честно ответил Славка. – Меня попросили ее довезти до дома.

– А как зовут?

– Вячеслав.

– А что случилось-то? – спросил Игорь, но в этот момент двери лифта наконец закрылись.

Внятно объяснить мужу, почему она в таком виде вернулась с фестиваля детских театров, Валюша так и не смогла. Она продолжала плакать и застонала, когда Игорь попытался положить ее на спину. На вопрос мужа: «Что у тебя со спиной?» – честно ответила: «Петька».

Игорь не понял, при чем тут Петька, но по привычке решил не задавать вопросов.

Утром Валюша проснулась уже в своей постели и долго лежала с закрытыми глазами, делая вид, что спит. Игорь ходил вокруг нее кругами, дожидаясь, когда она проснется, а Валюша думала, что сказать мужу.

Соображала она плохо, к тому же сильно болела спина. Валюша пошевелила руками и ногами, поняла, что все двигается, что позвоночник на месте, и улыбнулась. Игорь тут же среагировал на улыбку.

– Ты проснулась? Что с тобой случилось? – присел он на кровать.

Валюша долго и подробно рассказывала про ужасный отель в Клину, где было очень холодно, про промерзший актовый зал, про рухнувшую прямо на нее декорацию – какое счастье, что на нее, а не на детей. Валюша говорила так уверенно, что сама поверила в эту историю и заплакала от жалости к себе и детям.

– А кто такой Вячеслав? – спросил Игорь.

– Не знаю, – честно ответила Валюша, потому что сопоставить в голове Славку и Вячеслава была не в силах. – А кто это? – спросила она у Игоря.

– Мужик, который тебя привез домой, – ответил он.

– Не знаю! Я была без сознания! – Валюша опять зарыдала.

– Ладно, ладно, успокойся, а кто такой Петька?

– Петька? – Валюша на мгновение похолодела.

– Да, я вчера спросил, что с тобой случилось, а ты сказала – «Петька».

– Так это монтер, который за декорации отвечал! – воскликнула Валюша. – Я так рада, что я дома, – совершенно искренне призналась она. – Мне так хотелось домой, к тебе! Больше никогда никуда не поеду! Тем более в Клин!

Поверил ли Игорь в эту историю, Валюша так и не узнала. Но Петька чувствовал свою вину так остро, что не мог ни спать, ни есть. И где-то в его памяти отложилось, что он хотел сделать Валюше предложение. Хотел, чтобы она развелась с мужем и жила с ним. Только с ним. Петька настолько извел себя, что решил, что без Валюши больше жить не может. Он приехал к ней в Дом культуры и сделал предложение прямо перед той самой декорацией, на которой были нарисованы яркие цветы.

– Ты с ума сошел? Я же замужем, – растерялась Валюша.

– Разведешься. – Петька был настроен решительно, как никогда.

– А это обязательно? – уточнила Валюша.

– Ты меня любишь? – требовательно спросил Петька.

– Люблю, – кивнула Валюша.

– Тогда разведешься. Все, поехали!

– Куда?

– К тебе, за вещами.

– Может, завтра?

– Нет, сегодня!

В тот момент Петька был похож на рыцаря, принца и богатыря, вместе взятых. Он никогда раньше так не разговаривал с Валюшей. Она покорно кивнула.

Они заехали к ней домой, Петька лично побросал ее вещи в чемодан, отодвинув к стене ошалевшего Игоря.

– А вы кто? – спросил Игорь.

– Петр.

– Монтер? – уточнил Игорь.

– Не, я мент, – удивился Петька.

Игорь ничего не понял, но опять не задал лишних вопросов. Валюша все это время плакала.

Игорь, к которому Петька сам приехал «за разводом», быстро согласился. Любой бы на его месте согласился. Петька работал в милиции, носил табельное оружие и не привык, чтобы с ним спорили. К Игорю он явился в форме.

– А это обязательно? – уточнил вежливо Игорь.

– Что? – не понял Петька.

– Развод, – пояснил Игорь.

– Да, обязательно.

Игорь кивнул.

– А можно вопрос? – вдруг неожиданно спросил он.

– Ну давай, – разрешил Петька.

– А кто такой Вячеслав?

– Понятия не имею! – честно ответил Петька.

Игорь больше ни о чем не спрашивал.

Share Button
Оцените рассказ:
Плохой рассказРассказ так себеНормальноХороший рассказОтличный рассказ! (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Required fields are marked *